logo
Бесплатные шаблоны Joomla

Как наша страна всего за 2 года опустилась в международном рейтинге на целых 20 пунктов, пропустив вперед даже такие проблемные государства, как Туркменистан, Албания и Венесуэла? Почему Россия продолжает стремительно терять имидж «зеленой» страны и все чаще подвергается нападкам так называемых независимых иностранных природозащитных организаций?

Об этом – разговор с Тимофеем Суровцевым, директором Центра экологического мониторинга и поддержки проектов развития сопредельных территорий РФ «ПОМОР».

Корр.: Скажите, насколько авторитетен и независим приведенный выше Рейтинг? Не является ли он инструментом политического и экономического давления на Россию?

Т.С.: Индекс экологической эффективности (EPI) оценивает 180 стран по 24 показателям и по десяти категориям экологического здоровья и жизнеспособности страновых экосистем. И это – достаточно обьективная измерительная система, совокупность показателей которой формирует релевантную шкалу экологической ситуации в национальном масштабе. Мы видим, как та или иная страна справилась либо не достигла тех целей, которые ставила перед собой в прошедший период.

Сегодня мир вступил в эру новой экологической политики, основанной на постоянных и измеряемых данных. В соответствии с задачами ООН в области устойчивого развития, правительствам предлагается публично разъяснять свои результаты по борьбе с основными проблемами загрязнения окружающей среды и управления собственными природными ресурсами. 

Очевидно, что Россия пока в этой ситуации проигрывает – мы отстаем с новыми моделями мониторинга окружающей среды, мы пасуем перед нападками на нас в информационном поле, мы не можем даже внятно донести до международной общественности результаты тех позитивных изменений, которые происходят у нас благодаря реализации новых экологических программ и проектов. В итоге складывается образ страны-хищника, готового безжалостно и беспринципно унитожать все живое в корыстных целях.

И это несмотря на то, что Россия по многим показателям существенно превосходит даже пресловутые страны-лидеры эко-рейтингов.

Корр.: Накануне Баренц-Эко-Недели, одного из важных экологических форумов, который недвано проводился на территории России и Норвегии, в одной из норвежских газет появилась негативная статья о «путинских экологах», которые организовали этот форум. Негатива там, видимо, было настолько много, что от участия в Баренц-наделе даже отказалось несколько норвежских экологических организаций. С чем связано такое резко отрицательное отношение?

Т.С.: Мне кажется, что это – демонстративная враждебная реакция на действия «Экологической палаты России» (российская общественная организация – прим. авт.), в которой  четко прослеживаются две тенденции: первая заключается в том, что экологи и экологические организации – это жесткое конкурентное сообщество, в котором ту или иную тему некоторые природозащитники считают «своей» - они явно ангажированы, сидят на крупных зарубежных грантах, ради которых готовы выполнить любой даже самый нечистоплотный заказ. Для таких «защитников», которые прочно обосновались в Норвегии, например, судьба и Баренц-региона, и Русской Арктики – это всего лишь возможность неплохо заработать на спекулятивной и лживой критике России - за то, что она, якобы, является единственной угрозой всему региону.

Вторая составляющая - это то, что большинство региональных так называемых «независимых экологов» являются филиалами международных организаций. Наверняка, получив информацию о том, что «Экологическая палата России», организатор Форума Баренц-week, была создана на гранты Президента России, они дали команду своим «зеленым» вассалам всячески дезавуировать это мероприятие. Как следствие, норвежские СМИ поспешили сообщить, что к ним приезжают «путинские экологи», которые будут их учить защищать природу. Как же так? Учителя – это ведь те самые дикие русские, которые только и умеют, что загрязнять и разрушать! 

Корр.: Это у них концепция такая – о русских как о вредителях природы?

Т.С.: Абсолютно в рамках единой, утвержденной едва ли не на уровне руководства государств Баренцева региона, концепции «Россия – враг природы». Мы же привезли красивую фото-выставку, посвященную Русской Арктике (её можно было увидеть в стенах городской библиотеки норвежского города Киркенес). Мы рассказали о том, что российские власти и предприятия делают для того, чтобы ликвидировать накопленный региональный экологический ущерб. В то же время мы ни разу не попрекнули их собственным «бревном в глазу». О своих серьезных экологических проблемах внезапно заговорили сами норвежцы - в частности, один из ведущих и действительно независимых экологов господин Курт Оддекалв (Kurt Willy Oddekalv), руководитель экологической организации «Зеленые воины Норвегии». Он отметил, что у России и Норвегии схожие проблемы в Арктике, и методы её освоения схожие: мы бережем природу, при этом понимая, что для блага своего народа надо расширять экономическое освоение региона. 

Корр.: Каковы основные итоги Эко-Недели?

Т.С.: В итоге мы вышли на очень хорошие перспективы. В следующем году обязательно снова проведем 2-ю ЭКО-Неделю, при этом расширим ее формат и масштабы – добьемся участия шведских и финских экологов, обеспечим большую гласность - пригласим всю независимую и заинтересованную международную региональную прессу.

Мы постарались также оказать поддержку системе национальных парков, как в Норвегии, так и в России. Присутствие на экофоруме наших чиновников, отвечающих за развитие национально-парковых заповедников, было очень полезно. Думаю, это приведет к увеличению финансирования их научной работы.

Мы договорились и о ряде ближайших мероприятий, которые проведем в этом сентябре в рамках пограничного сотрудничества. Тем более, что есть очень важные проблемы, которые Норвегия может помочь решить России, а Россия – Норвегии. Так что у нас есть повод для дальнейшей работы.

Корр.: Вы говорите о том, что Россия может помочь Норвегии в решении экологических проблем. Раньше я думал, что Норвегия в плане их решения стоит на первых местах в мире. Но оказалось, что у неё очень серьезные проблемы в плане экологии: она наряду с Турцией не подписала конвенцию о сбросе в море отходов горной промышленности. Очень серьезна ситуацию в норвежской аквакультуре – с ассовым выращиванием лосося и семги…

Т.С.: Там хуже история: лосось, произведенный на норвежских рыбозаводческих предприятиях, вырываясь из садков и заходя в наши воды, вступает в контакт с нашей рыбой и провоцирует ее бесплодие. Таким образом уничтожаются наши ценные промысловые виды рыб. 

Норвежцы, чтобы вырастить аквакультурную семгу и другие виды рыб, фактически закрывают фьорды, нарушая тем самым естественное размножение мальков дикой семги, а также сельди и трески. Ведь каждая рыба приходит на нерест только в тот фьорд, в котором родилась. И не важно, где это происходит – на российской или на норвежской территории. В итоге сокращается поголовье отдельных рыб и биоресурсов в целом.

Корр.: Какие выводы из всего этого нам можно сделать? 

Т.С.: Во-первых, будем учитывать ошибки норвежцев при ведении своего, российского хозяйства. Во-вторых, нас очень беспокоит то, что они загрязняют отходами горной промышленности акваторию Баренцева моря. Нас ознакомили с докладами норвежских экологов, из которых следует, что загрязнение окружающей среды на юге Норвегии такое же, как и в среднем по Европе, экосистема нашего соседа далеко не идеальна. Так что проблем у нас общие.

Корр.: А чем «ПОМОР» отличается от прочих независимых эко-структур?

Т.С.: В отличине от других «независимых» природоохранных организаций, «ПОМОР» в информационном плане более технологичен и активно взаимодействует со своими зарубежными коллегами: мы наладили постоянный информационный обмен, готовим мониторинги и аналитику для наших иностранных партнеров, в которой доносим полную и обьективную информацию о том позитивном, что происходит в российских регионах. И информация эта востребована!

А такой более вдумчивый, технологичный, основанный на независимых данных подход к охране окружающей среды обещает облегчить выявление проблем, отслеживание тенденций, успехов и неудач в экологической политике стран Баренцева региона. Он также помогает определять передовые практики и оптимизировать выгоды от совместных инвестиций в охрану окружающей среды.

Blue Flower

© 2018 АНО "ПОМОР" - экология, проекты развития и мониторинг