logo

На Ямале, в Салехарде проходит заседание Арктического совета.  В Салехарде собрались представители 38 государств и 8 стран — членов Арктического совета. Из-за пандемии часть спикеров будет выходить на связь в онлайн режиме.

Заседание Арктического Совета: вопросы без ответа

Спикеры будут подключаться онлайн: Норвегия, США, Финляндия, Швеция, Дания, Исландия и многие другие страны. Напомним, сейчас председательствует в Арктическом совете Россия.

Основная тема - проблемы экологии, изменения климата в высоких широтах, а также качество жизни коренных малочисленных народов.

Что же мы ждём от этих протокольных встреч, которые обычно заканчиваются констатацией факта состоявшейся встречи? Почти год мы председательствуем в Совете, но реализации понятных и необходимых программ так и не дождались. В первую очередь, необходима конкретика и жесткая позиция в отношении отстаивания интересов нашей страны. Россия последние тридцать лет представляется эдаким мальчиком для экологического битья - даже на официальных картах Совета, касающихся горячих экологических точек Арктики, эти точки заканчиваются восточнее российско-финской или норвежской границы, хотя список экологических проблем западнее этой границы обширен. Где мониторинг районов сброса отходов производства в воды фьордов Баренцева и Норвежского морей, где экологический мониторинг нефтяных шельфовых платформ, которые уже почти достигли наших границ, где оценка негативного влияния ферм аквакультуры дикого лосося, а также по открытой добычи руды в Арктике, из-за который тысячи гектаров оленьих пастбищ просто исчезает.

Почему не обсуждаются вопросы по коллективному ответу стран, входящих в Совет по вмешательству ЕС, в дела арктических государств?

Где жесткие вопросы партнерам, которые практически не предпринимают мер по сохранению биологических видов, грозящих исчезнуть? Почему страны Совета позволяют себе вести кровавую охоту на китообразных? В Дании эти летом только за один день зарезали 1500 дельфинов, и почти 700 китов убили в Норвегии, да и у нас 130 краснокнижных серых китов «добыли» коренные народы? И кстати, в этой связи, кроме прав и дотаций самих малых народов, хочется обсудить и их ответственность за сохранение редких видов. И как долго будут предметом охоты исчезающие виды, типа серого кита, для малых народов севера стран АС?

Кроме того, почему экология используется как орудие и инструмент геополитики, а голоса местных общин тонут в потоке климатического большевизма, поддерживаемой официальными СМИ?

К сожалению, все эти вопросы пока остаются без ответа.

Василий Борисов
Главный редактор
BarentsNews

Blue Flower

© 2022 АНО "ПОМОР" - экология, проекты развития и мониторинг